Единая горячая линия по вопросам коронавирусной инфекции: 8-800-234-35-22, самая актуальная информация, касающаяся мер профилактики, медицинской помощи


В далёком сороковом году двадцатого столетия в деревеньке Батени в многодетной семье появился ещё один ребёнок – девчушка Рита – ныне Маргарита Андреевна Невидимова из Лобановой. Детство выпало на тяжёлые военные годы.

Женщина вспоминает, что жили буквально на одной траве:

– Ни поесть, ни попить ничего не было. В деревне за рвом росли кусты боярки, мы туда ходили собирать листья, из которых мама делала лепёшки, в рот они не лезли.

Мама Риты работала пекарем, трактористам доставалось по двести граммов жабрейного хлеба.

– Она стряпала и какую-то капельку, видать, нам оставляла, нас ведь пятеро ребятишек было. Мы с братом самые младшие, а старшие уже тогда отдельно жили. Так вот, пойдём мы с Сашей по боярковый лист, туда-то нормально доберёмся, а обратно нужно было на гору забираться. Ноги отнимались, так мы ногтями землю скребли, чтоб хоть как-то подняться в гору. Жабрей очень плохо влиял на организм, нельзя было, наверное, его есть, – вспоминает Маргарита Андреевна.

В семье держали корову, но и это не очень спасало от голода.

– Молоко всё сдавали, ничего не оставалось. Ну а мама, раз семья большая, иной раз масло взбивала, так пахту себе оставляли, этим и выживали немного. Зимой уходили все скудные запасы картофеля, к весне в погребе было пустёхонько и голёхонько, – вздыхает женщина. – Осенью, когда выкопаем картошку, оставалась мелочь, её сочили, и мать насушивала полную корчагу крахмала, с которым потом порубленную траву в большой чугунке заваривала.

Когда Рите исполнилось 11 лет, мамы не стало. Девочка испытала всю тяжесть сиротской доли.

– Сразу пошла работать. Жил у нас тракторист Николай Титов, он солому скирдовал в бурты, я ему воду подтаскивала в огромных вёдрах из бочек, которые ставили в поле, – рассказывает она.

Как-то раз вода закончилась, тракторист отправил девчонку в ров неподалёку. Пошла она, да и заблудилась в крапиве, никак ей оттуда не выбраться. Ждала, пока работяга пропажу не обнаружил, да на поиски не отправился. До сей поры это помнит.

Потом уже стала на прицепе работать. Став чуть старше, вместе с подругой Ириной Малаховой на комбайн встали.

– Я на копнителе была, а там пыльно. Мы солому в мешки нагребали, завязывали и бросали возчику, который рядом ехал. Мне тогда четырнадцатый шёл, а Ира на год старше была, – рассказывает Маргарита Андреевна.

Спустя время вышла Рита замуж, у молодых один за другим родилось пятеро детей. Одна из дочерей рано ушла из жизни, оставив на попечении бабушки внучку, вырастила, подняла и её Маргарита Андреевна.

– Где только я ни работала: и в пекарне, и разнорабочей, сила у меня была – с баржи мешки по 70 килограммов таскала, а сейчас грыжей всё сковало, – говорит она.

Поварское образование получила в Тюменском учкомбинате.

– Ребятишки подросли, а школы там, где мы жили на Севере, не было, решили возвращаться домой. Парень знакомый из хутора Краснодарского края нас к себе зазвал первое время у него пожить, а потом своё жильё купить. Муж и говорит мне: «Поезжай, приглядись, понравится, так туда уедем». А как на Кубани-то может не понравиться? Красотища такая! Я в мае приехала, так благодать благоухающая кругом, – делится Маргарита Андреевна.

Некоторое время семья там и жила, родились дочери Ирина и Наталья. Работу, конечно, выбирать уж не приходилось: трудилась разнорабочей, потом получилось на мясокомбинат устроиться.

В 1972 году решили вернуться в деревню. Маргарита Андреевна и здесь была разнорабочей, потом на складе трудилась, затем почти 20 лет в магазине продавцом.

– А ещё в заготконторе. Тогда там всё заготовляли: и макулатуру, и тряпьё, и кожсырьё, и шерсть, и мясо. Однажды с Николаем Балиным поехали в Курганскую область. В декабре в мороз я мясо принимала. В то время на всё квитанции нужно было выписать. Руки совсем заледенели, в воде холодной их отогревала и дальше работала. Вернулись поздным-поздно, ночь на дворе, контора закрыта, поехали к кладовщику домой. Она всё никак не открывала, пока мы с ней рядились, Николай за мной пошёл. А в машине остались документы, деньги, купленные ребятишкам полусапожки. Даже ночью мигом нашлись ушлые люди, подчистую всё обобрали, – вздыхает женщина.

Много тяжёлых воспоминаний оставила жизнь. «Букет» заболеваний склонил голову Маргариты Андреевны, лишил зрения, подвижности ног, но не сломил дух. Наперекор тому, врезавшемуся в память отвратительному вкусу жабрейного хлеба, она по сей день выпекает хлебобулочные изделия сама по деревенскому обычаю из настоящей пшеничной или ржаной муки. А картофельные шаньги чего стоят! Румяные, сметаной залитые да в печи запечённые.

Маргарита Антдреевна – гордость и пример для девяти внуков и семи правнуков.