Единая горячая линия по вопросам коронавирусной инфекции: 8-800-234-35-22, самая актуальная информация, касающаяся мер профилактики, медицинской помощи


С инсультом человечество знакомо давно: первые описания этого заболевания относятся к IV веку до н.э. и сделаны Гиппократом. Однако глобальные сдвиги в изучение недуга появились только в конце ХIХ века. Всемирный день борьбы с инсультом установлен уже в ХХI веке. Это фиксированная дата – 29 октября. В этот день мы побеседовали с руководителем нейрососудистого центра областной клинической больницы № 2 города Тюмени Дмитрием Александровичем Некрасовым.

– Дмитрий Александрович, когда я готовилась к встрече с вами, то, изучая ситуацию по инсультам в нашей стране, нашла вот такую статистику: каждый год от инсульта страдает несколько сотен тысяч человек. Более того, в России инсульт как причина смерти занимает второе место после инфаркта миокарда. Какова статистика сегодняшнего дня, сколько человек за год становятся жертвами инсульта в Тюменской области?

– По России есть разные цифры: кто-то дает 450 тысяч, кто-то уже полмиллиона в год. С другой стороны, у нас есть профилактические мероприятия, направленные на пациентов, появилась культура здорового образа жизни и правильного питания – все это ведет к уменьшению количества инсультов. Но все равно… Только в Тюменской области в год бывает порядка 4,5 тысячи инсультов, если говорить только о Тюмени, то это где-то около двух тысяч инсультов каждый год.

– Пишут, что инсульты помолодели?

– Просто резонансные случаи, когда в больницу попадает молодой человек в возрасте 25 или 30 лет, лучше запоминаются и больше поражают воображение, но их не так много. Основной массе наших пациентов больше 60 лет. У разного возраста разные факторы риска. У молодежи – стресс, переработка, хроническая вечная беготня, когда некогда заняться собой. И чаще всего у молодежи случаются геморрагические инсульты. Это кровоизлияние в мозг. Первые симптомы геморрагического инсульта – резкая головная боль, рвота, тахикардия, онемение руки.

– А вашему самому молодому пациенту сколько лет?

– Я видел мальчика, которому было 3 года, и у него уже был инсульт.

– Но в таком случае… это что-то врожденное?

– Да, это врожденная аномалия, которая привела к инсульту, а именно выраженная извитость сонных артерий. Если же говорить про взрослых пациентов, то это возраст 20–25 лет, хотя тоже скорее связано с аномалией сосудов головного мозга. Если же мы говорим про ишемический инсульт, когда тромб закупоривает сонные артерии, которые питают кровью мозг, то он чаще всего встречается у 40-летних. Это уже не является чем-то экстраординарным: с каждым годом именно 40-летних с ишемическим инсультом становится больше.

– Сам пациент предчувствует инсульт? На какие симптомы – предвестники близкого инсульта – надо обращать внимание?

– Предвестниками инсульта принято считать транзиторные ишемические атаки. Когда происходят те же самые моменты, что при инсульте, но они очень быстро проходят. Многие не обращают на них внимания, поскольку они слабо выражены. Допустим, у человека ослабла рука, онемела, но в течение часа все эти симптомы прошли. Или перестал говорить, запутался в речи, не может вспомнить слова. Потом все бесследно ушло. О чем это говорит? О том, что у человека есть некие предпосылки, которые нуждаются в коррекции.

К сожалению, к медосмотрам многие относятся очень формально. А у нас есть обследования, которые помогают выяснить, есть ли факторы риска. Гиподинамия, атеросклероз сонных артерий, которые питают головной мозг, неконтролируемый сахарный диабет – это все факторы риска. Какой-то из них более значим, какой-то менее. Нужно просто вовремя проводить обследования, корректировать свое состояние, тогда инсульт не наступит.

– В соцсетях как-то читала историю, которая произошла с одним из горожан: человек шел, шел, но внезапно осознал, что осел на землю, не в состоянии пошевелиться, а люди мимо идут, потом кто-то подбежал, вызвали скорую, оказалось – инсульт... По каким внешним признакам окружающие должны понять, что случился инсульт? В Интернете распространена вот такая диагностика: попросите улыбнуться, заговорить, поднять руки... Эта диагностика работает?

– Вообще это самые правильные правила, если можно так сказать, по определению инсульта. Они есть везде, и у англоязычных это звучит как FAST. FAST – Face (лицо), Arm (руки), Speech (речь), Time (время). У нас перевели как УДАР, где У – улыбка: если она выходит кривая, то можно заподозрить инсульт. Д – это движение. Надо попросить поднять обе руки вверх и посмотреть, получается ли это у человека. А – артикуляция. Можно задать простой вопрос, просто спросить имя. И буква «Р» – решение: видите признаки инсульта – звоните в скорую помощь. У нас, что удивительно, из дома люди приезжают позже, чем с улицы: на улице срабатывает коллективный разум, кто-то что-то слышал, понимает, что случилось, вызывает скорую.

А дома порой ждут, когда придут дети, когда приедет участковый терапевт, потому что звонят в поликлинику, но стесняются описать симптомы, ждут, когда пройдет само. Нет, надо сразу же звонить в скорую и, самое главное, рассказать диспетчеру все признаки инсульта, потому что он будет задавать те же самые вопросы. Когда признаки четко описывают, срабатывает код «инсульт», который мобилизует всех, начиная от скорой. Диспетчер предупреждает нас, звонит по специально выделенной линии, и мы готовы принять пациента. Здесь очень важно терапевтическое окно.

– Это первые четыре часа?

– Это четыре с половиной часа. Самое оптимальное : первые три часа – это вообще золотое время, когда мы можем помочь человеку. Чем человек быстрее приехал, тем больше нейронов мы успеем спасти, тем быстрее потом пройдет реабилитация. Каждую минуту гибнут километры проводящих путей и миллионы нейронов. У головного мозга в моменты инсульта есть ядро, которое уже безвозвратно потеряно, а есть так называемая ишемическая тень или пенумбра, когда клетки головного мозга находятся в состоянии оглушения. Если им помочь, то они из этого состояния смогут вернуться в нормальное состояние.

– Но если, к сожалению, инсульт случился. Что нужно делать, чтобы как можно быстрее восстановиться?

– Существуют три этапа реабилитации. Первый этап реабилитации начинается сразу же, когда пациент поступает к нам. В принципе проводится все одновременно: лечение, вторичная профилактика и реабилитация. Это этап ранней реабилитации, когда у пациента проверяется функция глотания. С пациентом занимается логопед, психолог, инструктор лечебной физкультуры, эрготерапевт, который разрабатывает с ним мелкую моторику – у каждого пациента это бывает по-разному. Это могут быть пассивные реабилитационные занятия, но если состояние человека позволяет и он может участвовать, то это облегчает процесс восстановления.

Потом наступает период, когда мы решаем, что делать: либо у нас пациент идет на второй этап реабилитации и остается в стационаре. Его переводят в отделение реабилитации, с ним продолжает заниматься мультидисциплинарная бригада, где очень много специалистов, и они каждый день оценивают то, что получилось, и то, что еще нужно сделать. Возможно, мы видим по состоянию пациента, что он может перейти на третий этап, минуя второй – это уже поликлиническая реабилитация. В поликлинике ему подскажут, что нужно делать, есть очень много программ, где даже пациент может помочь себе сам. Самое главное – вся реабилитация зависит от мотивации человека. И вот эту мотивацию создают медицинские работники, семья и коллеги по работе – человека нужно именно мотивировать: мы тебя ждем, без тебя не сделаем, восстанавливайся, возвращайся быстрее и т.д.

– Сколько времени занимает лечение и реабилитация?

– Все зависит от исходной тяжести инсульта, от сопутствующих заболеваний. Если пациент тяжелый, то мы улучшаем общее состояние, а затем приступаем к более интенсивной реабилитации.

Задача инсультных центров не только в том, что мы лечим первичный инсульт, но и в подборе методов профилактики повторного инсульта.

– Но человек должен понимать, что теперь он в постоянной группе риска…

– Пациент должен понимать, что если однажды он обратился с первичным инсультом, то это не значит, что у него не может быть повторного инсульта, потому что, например, может поменяться подтип. Пациент должен об этом знать, должен вести здоровый образ жизни и строго соблюдать всю терапию, которую мы выписываем.

Хочу сказать, что в России и в Тюменской области реализуется программа по профилактике осложнений после того, как у человека произошло сердечно-сосудистое событие: нарушение мозгового кровообращения, инфаркт миокарда, аортокоронарное шунтирование и т.д. Пациенты в течение двух лет получают определенные бесплатные лекарства. Мы видим положительную сторону такого решения. Приверженность к лечению сохраняется после двух лет приема, когда пациент уже покупает самостоятельно необходимые ему лекарства.

– Давайте поговорим о том, как надо жить правильно, чтобы минимизировать риск инсульта. Вот пишут, что питание – один из главных факторов болезни или чрезмерная перегруженность работой, то есть физическим и умственным трудом… Или все болезни от нервов? Что делать, чтобы все-таки инсульт не случился?

– Существуют определенные программы профилактики болезней сердечно-сосудистой системы, в том числе мы говорим о профилактике гиподинамии. Если мы видим, что человек лежит и ничего не делает, носит себя как хрустальную вазу, то – да, у него вряд ли случится, например, перелом, но вот другие проблемы, как инфаркт или инсульт, у него будут с большой вероятностью. Физическая активность необходима нашему организму: регулярная, адекватная состоянию и постепенно нарастающая. О чем мы говорим? О ходьбе или о скандинавской ходьбе, о велосипеде, лыжах, коньках… Это физкультура, а не спорт высоких достижений. Это поддержание собственного мышечного тонуса, поддержание нашей сердечно-сосудистой системы, чтобы она могла справляться с какими-то нагрузками. И вот у нас на один фактор риска меньше – на гиподинамию. Есть еще один момент: физкультура предотвращает лишний вес. У нас много говорится про культуру питания, но совсем упускается из виду понятие сбалансированного питания. Поступления нужны по потребностям. Питание очень важно: это ограничение соли, фастфуда, который далеко не безопасен, это увеличение количества овощей и фруктов, рыбы.

– Средиземноморская диета?

– Да, у нас сразу говорят: так это же средиземноморская диета. А это не просто питание. В первую очередь – это образ жизни, философия жизни, это проживание каждого дня, который доставляет удовольствие. Такая философия уменьшает стресс, а значит, приводит к снижению риска сердечно-сосудистых заболеваний.

– Другими словами, профилактика – это еще и в первую очередь изменение мировоззрения и привычек?

– Да, у нас сейчас серьезно над этим задумываются, последние годы очень много профилактических мероприятий проводится, и они уже дают свой эффект. Мы видим снижение сердечно-сосудистых событий среди населения за последние пять лет.

– Почему?

– Меняется мировоззрение у людей, появляется акцент на изменении образа жизни и питания. Люди больше уделяют времени себе, занимаются физкультурой, появляются хобби, а это приводит к психологической разгрузке и снижает уровень стресса. Соответственно, мы видим положительный результат.

– Пандемия осложнила вашу работу?

– Главная сложность сейчас в том, что пациенты стали боязливее. Стали опасаться вовремя обращаться за медицинской помощью, мол, я лучше дома потерплю. Но ведь они все равно приедут к нам, но, к сожалению, приедут тогда, когда будет уже поздно оказывать самую эффективную помощь: золотое время будет потеряно. Не нужно бояться. Ни одна из клиник по инсультам в Тюменской области не выведена в ковид. Это очень хорошо, что эти клиники решили оставить самостоятельными структурными подразделениями, не добавляя в них ковидную ситуацию. У нас минимизирован риск заражения.

Источник: "Тюменская область сегодня"