Единая горячая линия по вопросам коронавирусной инфекции: 8-800-234-35-22, самая актуальная информация, касающаяся мер профилактики, медицинской помощи


Год назад, утром 9 декабря, ушёл из жизни наш коллега, друг, наставник Валерий Глебов.

Он был профессионалом своего дела, талантливым журналистом и безупречным руководителем. Был…

Говорят, время лечит. Возможно. Но не в этом случае. Нам до сих пор сложно смириться с потерей. До сих пор и едва ли не каждый день, когда нужны добрый совет, поддержка или даже «пинок», коллектив редакции «Зари» вспоминает своего бывшего редактора и директора Валерия Ивановича Глебова. К сожалению, мы больше никогда не услышим: «Девчонки, да ведь это просто! Можно же сделать вот так…»

Сегодняшнюю литературную страницу в газете "Заря" мы решили посвятить именно ему, но не как талантливому журналисту и мудрому руководителю, а как… поэту. Не многие его знали таким – находящим в простых словах что-то щемящее, тонкое и… неповторимое. И хоть не был он «официальным» исетцем, но Приисетье много раз становилось источником вдохновения. А несколько стихотворений нашли продолжение в песнях…

"Исетский край"
Рощи ив над Исетью-рекою склонились,
Золотые поля чуть колышутся под ветерком.
Наши прадеды здесь не на год – на века поселились,
И теперь Приисетье – наш общий родительский дом.

Нас родная земля своим хлебом душистым вскормила,
Научила любить и гордиться Отчизной своей.
И, как мать, за ошибки порою нестрого корила,
У порога крестила своих уходящих детей.

Исетская земля – духовности мерило,
Казачества сибирского оплот,
Ты нам такой характер закалила,
Что мы теперь особенный народ.

Над Ингальской долиною медленно небо алеет,
И над речкой Юзёю поднялся рассветный туман.
Кто исетцем назвался, уже ни о чём не жалеет.
Лишь счастливым и преданным край этот Господом дан.

Хлебородна земля, хлебосольны исетские люди.
И другими, поверьте, по жизни мы стать не могли.
И в любые невзгоды такими по-прежнему будем.
Значит, крепкие корни у нашей Исетской земли.

"Святые купола"
Похожа на русскую женщину
Ты гордою статью своей.
И силу исконную вечную
Ты даришь деревне моей.
Святыми в веках осиянная,
Сумела ты всё превозмочь,
Церквушка моя деревянная,
России великая дочь.
Ты всех привечала без ропота
И в счастье, и в час роковой.
И наши извечные хлопоты
Сплетались с твоею судьбой.
И доля дана тебе женская –
Утешить, простить и понять,
Церквушка моя деревенская.
И в этом особая стать.

"Последняя любовь"
– Мне очень жаль, ты поздно родилась
И в жизнь мою вошла уже седую.
У алтаря в любви ты не клялась,
Но мне не надо женщину другую.

– Твоею быть пред Богом и людьми
Хотела с самой первой нашей встречи.
Мою любовь, единственный, прими,
А седину твою я не замечу.

Последняя любовь дарована судьбой,
Её нам небеса благословили.
И жизнь теперь свою хочу делить с тобой,
Друг друга мы на счастье полюбили.

– Мне очень жаль, что жизнь моя прошла
И без меня рассветы ты встречала.
Но поздняя любовь меня нашла
И всё с тобой готов начать с начала.

– О прошлом я не буду вспоминать,
Ведь лишь с тобою я счастливой стала.
Пусть было суждено так долго ждать,
Я б это ни на что не поменяла.

– Но если мне с тобою повезло,
То, как от сотворенья мирозданья,
Прими моё последнее тепло,
А вместе с ним последнее дыханье.

– Я принимаю всё твоё тепло,
И твой последний вздох я не отрину,
И это мне с тобою повезло,
Единственный любимый мой мужчина.

"Чужая женщина"
Чужая женщина смахнёт украдкой
Слезу и улыбнётся: мол, прости,
Ведь бабьи слёзы не от жизни сладкой.
А хочешь, со мной вместе погрусти.

О том, что стать любимой не сумела
И не от смеха лучики у глаз.
О том, что быть желанною посмела,
Да видно не судьба, не в этот раз.

О том, что столько в жизни наломала
И зря такой красивой родилась.
Всего хлебнула, только счастья – мало.
Обидно стало, вот и сорвалась.

За что Бог дал холодные постели?
А так мечтала всю себя дарить.
Надежды бабьи мимо пролетели…
Кого за одиночество винить?!

И не просила у судьбы так много,
А малости хватило б на года.
Ну почему судьба ко мне так строга,
Что сильной быть приходится всегда?!

Чужая женщина смахнёт украдкой
Слезу и улыбнётся: что же я?!
Не обращай вниманья, всё в порядке.
Чужая женщина… А кажется – моя.
Чужая женщина… Но всё-таки – моя.

"Я уезжаю"
Опять приходит расставанье.
Как прежде, косу теребя,
Ты поцелуешь на прощанье,
Шепнёшь: «Ты береги себя».
И по замёрзшему рассвету,
Ломая сон в домах окрест,
Мотором выводя либретто,
Опять умчит меня «Экспресс».
И лайнер, вспарывая тучи,
Уйдёт на северо-восток.
Как он, с землёю неразлучен
И так же буду одинок.
Сквозь монотонное гуденье
Я буду слышать вновь и вновь,
Как шепчешь ты благословенье:
«Пусть бережёт тебя любовь».

Любовь, верность, жизненные неурядицы – всё это есть в стихах Валерия Глебова.

"Верность"
За Исетью по небу заря разлилась,
И видна стала к дому дорожка.
Ты уже не спала, потемну поднялась
И встречала рассвет у окошка.
А потом седину под платок убрала,
И прибраться решила сначала.
Только ноет в груди. И, оставив дела,
Треугольник солдатский достала.
Только он и остался от жизни былой,
От счастливой весны в сорок первом…
И была ты тогда молодою женой,
А он рядом – любимый и верный.
Вновь весна. Яблонь белый наряд.
Как недолго была ты женою...
Но и этой весной не вернётся солдат,
Он навеки повенчан с войною.
Как любили они, не забыть и теперь,
И казалось, так вечно продлится…
И не думали даже, что скоро в их дверь
Злой разлукой война постучится.
Посмеялась судьба над тобою сполна.
Ты к такому была не готова.
Тебе вдовий платок подарила война,
Ты – вдова… Как горчит это слово.
Вот в окошко вползла предвечерняя мгла,
И не видно родных милых строчек.
Снова слёзы из глаз. Удержать не смогла.
И целуешь солёный листочек.
Вновь весна. Яблонь белый наряд.
Ах, как хочется вновь быть женою!
Но и этой весной не вернётся солдат,
Он навеки повенчан с войною.
И уже никогда не вернётся солдат,
Он навеки повенчан с войною.

"Пусть будет так"
Мне тяжело писать, когда грущу.
Я в рифмах утешенья не ищу.
Когда грущу, мне Музы не поют.
Пишу слова. Но как они банальны!
Так на старинных снимках чудо-пальмы
Рисованною фальшью отдают.
А чтобы написать Стихотворенье,
Здесь мало грусти. Здесь нужно Волненье.
Когда ж грустишь, в душе бывает пусто.
Пусть горя – вдоволь, радость – не измерить,
Но хочется словам таким поверить,
Где в каждом слове – подлинное Чувство.
Пусть раз спою. Но так, чтобы взахлёб.
И нервы на дыбы вставали чтоб,
Звеня гитары тронутой струной.
И всколыхну горячею Строкой
Сердца людей. Наступит день такой,
И я спою. Пусть будет так со мной.

"Точка отсчёта"
Первый шаг по пыльной дороге
Неуверенно делает кто-то.
Задержись хоть на миг на пороге –
Точка отсчёта.
Отсчитай себе время на зрелость,
Созревание – та же работа.
Собери в кулак свою смелость –
Точка отсчёта.
Отсчитай себе шишки и драки:
Быть не битым – пустая забота.
Лучше так, чем, прячась во мраке,
Сбиться со счёта.
Если вдруг, поборов волненье,
Заведётся в душе дремота,
То начало другого движенья –
С точки отсчёта.
Не рассчитывай жить в рассрочку,
За чужой счёт и за кого-то.
Если вдруг не пошло, ставь точку.
Точку отсчёта.

Он писал и короткие, но наполненные смыслом четверостишия:

Не умничай, ищи слова простые,
Не радуйся закрученности фраз.
Всё вроде бы красиво, но пустые
Стихи не на века – на раз.

***
Лишь тот в состраданье велик,
Кто встанет ещё до рассвета,
Услышав о помощи крик
С другой стороны планеты.

***
Прежде чем мысли словом стать,
Подумай без шуток и смеха,
Как это слово вернётся вспять,
Усиленное рупором эха.

***
Когда заплетаются жизни пути,
То третьему лишнему лучше уйти.
Но так получается в жизни порой,
Что лишним бывает не третий – второй.

***
В колесо превратились судьбы.
На ходу теряются спицы...
Слишком скоро друг друга судим мы.
Не пора ли остановиться?
В каждой строчке, в каждом слове – душа и мысли поэта и романтика. Он навсегда останется в нашей памяти и в наших сердцах…